Низкая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения

Лечение интраэпителиального плоскоклеточного поражения шейки матки

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: папилломавирусная инфекция, шейка матки, беременность, ВИЧ, скрининг, дискариоз, кольпоскопия, Генферон

Множественные исследования, проведенные у пациентов с папилломавирусной инфекцией, фиксируют достоверные изменения в иммунной системе на системном и локальном уровнях. Это заставляет искать возможные консервативные средства, ускоряющие регресс данной патологии (27). Данные клинических испытаний различных иммуномодулирующих средств противоречивы (7).

Опубликованные результаты мета-анализа не позволяют однозначно судить о возможности использования данных средств (10). Большие надежды возлагаются на потенциал экзогенных интерферонов, которые могли бы повысить локальный иммунитет и снизить активность вируса (2). Интерес представляет отечественный препарат Генферон® в форме суппозиториев, который успешно используется в лечении урогенитальных заболеваний вирусной и бактериальной этиологии. Его основными компонентами являются интерферон человеческий рекомбинантный α-2, таурин и анестезин (1).

Принимая во внимание широкий спектр терапевтических эффектов данного препарата (иммуномодулирующее, противомикробное, противовирусное, репаративное, противовоспалительное, мембрано — и гепатопротекторное, антиоксидантное, нормализующее метаболические процессы действие), он представляется перспективным для лечения LSIL, ассоциированных с высокоонкогенными типами ВПЧ (1, 2).

Изучение терапевтической эффективности и безопасности препарата Генферон® для лечения плоскоклеточных интраэпителиальных поражений шейки матки низкой степени, ассоциированных с вирусами папилломы человека (ВПЧ) высокоонкогенного риска по данным цитологического исследования цервикальных мазков и кольпоскопии, а также оценка возможности элиминации ВПЧ по данным Digene-теста.

Материалы и методы

Вариант исследования – сравнительное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируе­мое клиническое исследование. Исследование было выполнено на базе Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Росмедтехнологий в течение 2007 года.

Материал – 40 женщин репродуктивного возраста, инфицированных ВПЧ высокоонкогенного риска по данным Digene-теста, результаты цитологического исследования у которых свидетельствовали о наличии LSIL (в соответствии с классификационной системой Бетесда).

ВПЧ Digene-тест – единственный метод, одобренный FDA для цервикального скрининга и лицензированный Федеральной службой РФ по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, осуществлялся в лаборатории иммунологии Центра. Для проведения ПЦР-диагностики были использованы тест-системы, зарегистрированные в МЗ и СР РФ и/или получившие сертификаты производства ГИСК им. Л. А. Тарасевича. Забор материала для проведения исследований производился в одно и то же время суток (утром).

Пап-тест – микроскопическое исследование соскоба клеток цервикального эпителия, взятого с помощью специальных щеток – эндобрашей и шпателей, проводился в лаборатории патоморфологии Центра.

Кольпоскопия проводилась при помощи кольпоскопа фирмы Leisegang (Германия), с использованием традиционных сосудистых тестов и увеличением ×7,5, ×15, ×30.

Критериями включения в исследование были:

    возраст 18 – 50 лет, наличие интраэпителиального поражения шейки матки низкой степени (LSIL) по данным цитологического исследования цервикального мазка; наличие ВПЧ высокоонкогенного риска по данным Digene-теста; способность выполнять требования протокола; предоставление письменного информированного согласия.

Критериями исключения были:

    беременность; тяжелые нарушения функции сердца, легких, печени и почек в стадии декомпенсации; гиперчувствительность к интерферону или другим компонентам препарата, которая устанавливалась по данным анамнеза или в момент первого введения препарата; прием противовирусных или иммуномодулирующих препаратов в течение трех предшествующих месяцев; наличие более тяжелой патологии шейки матки; подтвержденная ВИЧ-инфекция; наличие психоневрологических заболеваний.

До начала исследования было получены одобрения Федеральной службы РФ по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, национального и локального этических комитетов.

Проводилось скрининговое об­следование амбулаторно наблюдаемых женщин, включающее Пап-тест. В случае выявления признаков LSIL (выявление койлоцитоза, многоядерности клеток, дис­кератоцитоза, дискариоза и т. п.), женщину знакомили с условиями проведения исследования (скрининг-визит). При ее согласии участвовать в исследовании и выполнять его условия подписывался бланк «Информированного согласия», одобренного регуляторными органами, и проводилось взятие материала для выявления вируса папилломы человека (ВПЧ) методом Digene.

В случае выявления ВПЧ высокого онкогенного риска по данным Digene-теста и соответствия другим критериям включения, пациентка включалась в исследование. Всем испытуемым проводились: кольпоскопия, бактериоскопический анализ вагинального мазка, ПЦР-диагностика вируса простого герпеса I и II типов (ВПГ 1 2), цитомегаловируса (ЦМВ) и ChlamydiaTrachomatis в соскобе эпителия цервикального канала и шейки матки (визит 1).

По результатам проводимой рандомизации (выбор одной из двух серий суппозиториев методом случайных чисел), включенным в исследование пациенткам назначались исследуемый препарат или плацебо. Введение суппозиториев Генферон®, содержащих 500000 МЕ интерферона α-2, или внешне неотличимых от них суппозиториев-плацебо, не содержащих ИФН-α и таурин, осуществлялось интравагинально 2 раза в сутки в течение 10 дней с последующим назначением 1 раз в сутки через день в течение трех месяцев. Кодировка суппозиториев осуществлялась в ФГУН ГИСК им. Л. А. Тарасевича.

На протяжении всего исследования женщины использовали барьерные методы контрацепции и вели дневник, в котором отмечались побочные эффекты терапии, их выраженность и продолжительность.

Через три месяца (визит 2) после первого введения суппозиториев проводились: Пап-тест, кольпоскопия, Digene-тест на ВПЧ высокого онкогенного риска, бактериоскопический анализ вагинального мазка, осуществлялась ПЦР-диагностика на другие инфекции в соскобе эпителия цервикального канала.

Через 6 месяцев (визит 3) женщинам, включенным в исследование, проводились: Пап-тест, Digene-тест и кольпоскопия, проверялись дневники, где были записаны все препараты, которые пациентки принимали на протяжении исследования с момента подписания информированного согласия до заключительного визита. Оценивались локальные и системные эффекты, которые могли бы быть связаны с использованием препарата. Переносимость и безопасность препарата оценивались по частоте и выраженности нежелательных явлений.

Возможность досрочного выбывания из исследования была предусмотрена на любом этапе клинических испытаний – как по инициативе пациентки, так и по инициативе исследователя. Причины выбывания указывались в истории болезни и индивидуальной регистрационной карте (ИРК). В случае проведения хирургического лечения плоскоклеточного интра­эпителиального поражения шейки, а также применения противовирусных препаратов в процессе исследования, пациентка исключалась из исследования.

ИРК пациенток заполнялась на основании опроса и осмотра, данных клинического обследования и лабораторных исследований. По завершении исследования формировались два массива данных, которые подвергались анализу.

Критериями эффективности при­менения препарата являлись:

    регресс ВПЧ-ассоциированных изменений шейки матки по данным Пап-теста и кольпоскопии; достижение отрицательного результата Digene-теста на ВПЧ высокого онкогенного риска.

Показатели, полученные у обследованных пациенток, обрабатывали методами вариационной статистики – использовались описательная статистика и непараметрический анализ данных (Mann-Whitney U Test, Kolmogorov-Smirnov Test). Для статистического анализа частотных показателей использовался метод углового преобразования Фишера (вычисление ФИ* критерия) (30). Различие между сравниваемыми величинами признавалось достоверным при Р 0,05).

Основные исходные характеристики групп пациенток представлены в таблице 1.

У 9 из 40 испытуемых (у 5 женщин I группы и у 4 женщин II группы) в анамнезе зарегистрирована патология шейки матки (ШМ), по поводу которой они получали лечение. Предшествующая терапия шейки матки пациенток с LSIL включала: Ваготил – у 1 женщины, мазевые аппликации – у 2, криотерапия – у 3, лазеротерапия – у 1, диатермоэлектрокоагуляция – у 1, другие методы – у 1 пациентки.

Кольпоскопическая картина поражений шейки матки при LSIL характеризовалась наличием патологической зоны трансформации в 29 случаях из 40 (72%). Норма выявлена у 4 из 23 женщин I группы (17,4%) и у 7 из 17 женщин II группы (41,2%).

Низкая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения

Обращала на себя внимание высокая специфичность признака ацетобелый эпителий (АБЭ) вне и в пределах зоны трансформации шейки матки (ЗТ ШМ) (отмечен у 24 из 40 женщин – 60%). Обнаруживались также йоднегативная и йодпозитивная мозаика, пунктация, гиперкератоз, йоднегативные участки. В двух случаях, наряду с плоскими поражениями, кольпоскопически были выявлены небольшие остроконечные кондиломы.

Сильно выраженные аномальные признаки были у 7 из 23 и у 6 из 17 пациенток групп I и II, соответственно (отмечался густой АБЭ и высокоатипическая ЗТ ШМ). У остальных пациенток кольпоскопическая картина носила характер низкой атипии или нормы, т. е. процесс, по-видимому, был локализован внутри цервикального канала.

Таким образом, кольпоскопическая картина пришла в норму через три месяца наблюдения у 3 и 2 женщин I и II групп, соответственно (13,0% и 11,8%), и у 6 и 4 женщин (28,6% и 26,7%) соответственно через 6 месяцев (Р {amp}gt; 0,05). Таким образом, статистически значимых различий между группами выявлено не было.

ШМ проводили всем женщинам обеих групп (n=40) трижды с перерывом в 3 месяца. Материал был представлен соскобом клеток с экзоцервикса и эндоцервикса, взятых с помощью шпателя и щетки-эндобраша, который наносили на предметное стекло. Выявлялись койлоциты, дискератоциты, дискариоциты, дистрофически измененные клетки, псевдодискариоз, нейтрофильные лейкоциты, лимфоциты, плазматические клетки, базальные/парабазальные клетки, двухядерные клетки, голые ядра (таблица 3).

Дисплазия шейки матки – лечение, степени и симптомы

Этиология и патогенез. Первичным фактором риска развития Интраэпителиальных плоскоклеточных поражений шейки матки считают ВПЧ-инфекцию. Другими факторами риска, а они обычно являются кофакторами, которые увеличивают риск инфицирования ВПЧ, является начало половой жизни до 17 лет, многочисленные половые партнеры, длительное употребление оральных контрацептивов, ранняя первая беременность, рост количества родов (высокий паритет), низкий социально-экономический статус, заболевания, передающиеся половым путем (герпес, гонорея, хламидиоз, трихомониаз), аномальные результаты цитологической диагностики вагинальных мазков;

Интраэпителиальные плоскоклеточные поражения низкого риска (например, остроконечные кондиломы) обычно ассоциированны с ВПЧ низкого онкогенного риска (типы 6 или 11) и иногда с ВПЧ-инфекцией среднего риска (типы 31, 33 или 35) или, редко, ВПЧ 18. Они обычно не являются анэуплоидными и имеют низкий риск развития инвазивного плоскоклеточного рака шейки матки.

Интраэпителиальные плоскоклеточные поражения высокой степени риска в основном связаны с ВПЧ высокого онкогенного риска (типы 16, 18) и, редко, ВПЧ среднего риска. Они обычно анэуплоидны и имеют значительные шансы прогрессии в инвазивный плоскоклеточный рак.

Неинтегрированная вирусная ДНК существует в циркулярной плазмиде, в которой два трансформирующих гена (Е6 и Е7) локализуются непосредственно ниже вирусного «мозга» — верхнего регуляторного центра. В неинтегрированной стадии продукты Е2-гена подавляют экспрессию Е6-и Е7-генов. Если поражение становится инвазивным, циркулярный геном плазмиды раскалывается почти посередине Е2-гена, воспроизводя линейный фрагмент вирусной хромосомы.

На протяжении репликационного цикла клетки находятся в фазе G1 благодаря двум важным антионкогенам — р53 и pRB, а тем временем хромосомная целостность проверяется эндонуклеазами. Если ВПЧ-инфекция высокого риска, то белок, который определяется ВПЧ Е6-геном, блокирует р53, а протеин, который детерминируется ВПЧ Е7-геном, блокирует ретинобластомный антионкоген (pRB).

Частота. В связи с «сексуальной революцией» конца 70-х годов прошлого века частота дисплазии растет у подростков и молодых женщин, которые начали активную половую жизнь до 20 лет, и составляет 0,5-6,5%. Так, в течение 1978-1988 гг частота плоскоклеточных интраэпителиальных поражений выросла в 10 раз. Благодаря внедрению скрининговых программ сегодня существенно уменьшилась частота инвазивного плоскоклеточного рака шейки матки.

Клиника и диагностика. Интраэпителиальные плоскоклеточные поражения шейки матки могут проявляться при кольпоскопии и подтверждаться результатами цитологической диагностики цервикальных мазков и гистологического исследования биоптатов.

Диспластические процессы шейки матки могут иметь клинические «маски» хронического цервицита, эктропиона. Кольпоскопическим признаком дисплазии является ацетобелый эпителий, йоднегативные зоны, пунктация, мозаика, аномальные сосудистые изменения и т. д.

Диспластические изменения обычно развиваются в зоне плоскоклеточно-цилиндрического соединения (зона трансформации), причем передняя губа шейки матки поражается вдвое чаще, чем задняя. Около 10% интраэпителиальных поражений развиваются в эндоцервикальном канале без распространения на плоскоклеточно-цилиндрическое соединение.

Интраэпителиальная неоплазия распространяется вдоль базальной мембраны, путем перемещения метапластических и железистых эпителиальных клеток. Конечно поражаются эндоцервикальные железы. HGSIL охватывают большие площади эпителия и имеют больше шансов распространения на эндоцервикальный канал, чем LGSIL.

Интраэпителиальные плоскоклеточные поражения высокой степени риска способны перемещать зону трансформации и распространяться на разное расстояние в эндоцервикальный канал. Редко HGSIL распространяются на эндометрий, маточные трубы и поверхность яичника, в исключительных случаях могут быть ассоциированы с инвазивным плоскоклеточным раком этих локализаций.

Способ относится к медицине и может быть использован в акушерстве и гинекологии для прогноза течения и выбора тактики ведения больных плоскоклеточными интраэпителиальными поражениями низкой степени (LSIL) на фоне папилломавирусной инфекции.

alt

— LSIL — low-grade squamosus intraepithelial lesion — низкая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения (LSIL); ВПЧ-эффект; легкая дисплазия / CINI;

— HSIL — high-grade squamosus intraepithelial lesion — высокая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения (HSIL); умеренная дисплазия, тяжелая дисплазия, CIS/CINII, CINIII.

По данным Всемирной организации здравоохранения, переход цервикальной интраэпителиальной неоплазии (CTN) в рак in situ длится в среднем от 3 до 8 лет, поэтому реальной его профилактикой служит своевременное выявление и лечение предраковых заболеваний.

a prospective study / Dane С [et al.] // Ann DiagnPathol. — 2009. — Vol.13, № 2. — P.73-7; Сох JT. Prospective follow-up suggests similar risk of subsequent cervical intraepithelial neoplasia grade 2 or 3 among women with cervical intraepithelial neoplasia grade 1 or negative colposcopy and directed biopsy/ Cox JT [et al.

для одних авторов определяющим для консервативного лечения при поражениях низкой степени (LSIL) является период, составляющий 24 месяца [Lee S. S. Conservative treatment of low grade squamous intraepithelial lesions (LSIL) of the cervix/ Lee S. S. [etal.]// Int J. Gynaecol. Obstet. — 1998. — Vol.60, № 1. — P.35-40. Sedlasek Т. V.

Advanses in the diagnosis and treatment of human papillomavirus infection//Obstet. Gynaecol. — 1999. — Vol.42. — P.206-220], для других — отсутствие вируса папилломы человека онкогенного риска [Alonso I. High-risk cervical epithelial neoplasia grade 1 treated by loop electrosurgical excision: follow-up and value of HPV testing. / I. Alonso [et al.] // Am. J. Obstet Gynecol. — 2007. — Vol.197, № 4 — P.359].

Если при плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях низкой степени (LSIL) существует вариант двойственного менеджмента, то при плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях высокой степени (HSIL) проводится исключительно деструктивное лечение ввиду высокого риска прогрессирования заболевания.

Хирургическое лечение предполагает выполнение локальной деструкции шейки матки или радикального оперативного вмешательства. В настоящее время для хирургического лечения применяют методы высокоэнергетического (высокоинтенсивный лазер, радиохирургия, электрохирургия, плазменная хирургия) и низкотемпературного (криохирургия) воздействия [Анциферова Е. М., 2007.

Опыт применения двойной криодеструкции шейки матки в комплексной программе лечения папилломавирусной инфекции / Е. М.Анциферова //Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. — Красноярск, 2007. — С.28-29]. Эффективность лечения деструктивными методами составляет 45-97%, однако частота осложнений достигает 40%, в их числе шеечное кровотечение, стриктуры цервикального канала, экстравазаты и субэпителиальные гематомы, инфекции малого таза, истмико-цервикальная недостаточность, эндометриоз [Роговская С. И.

Папилломавирусная инфекция у женщин и патология шейки матки. М.: — ГЭОТАР-Медиа, 2008 — 105 с.; Подистов Ю. И. Влияние инвазивных методов лечения предраковой патологии шейки матки на репродуктивную функцию / Ю. И.Подистов [и др.] // Материалы Всероссийского конгресса «Амбулаторно-поликлиническая практика — новые горизонты». М., 2010 — С.267-268].

1. Деструктивное лечение, показаниями к которому является неудовлетворительная кольпоскопия, возраст больных старше 30 лет, отказ от консервативной тактики ведения [Минкина Г. Н. Предрак шейки матки: диагностика и менеджмент / Минкина Г. Н. // Материалы XI Всероссийского научного форума «Мать и дитя». М., 2009 — С.450].

2. Наблюдение с цитологическим контролем через 6, 12 месяцев или ВПЧ тестирование через 12 месяцев. При наличии двух нормальных цитологических результатов рекомендуется цитологический скрининг, при цитологическом заключении ASCUS или положительного ВПЧ-теста рекомендована кольпоскопия. Если плоскоклеточное интраэпителиальное поражение низкой степени (LSIL) персистирует в течение 12 месяцев, рекомендуется деструктивное лечение [Кулаков В. И., Паавонен Й., Прилепская В. Н. Профилактика рака шейки матки. Раздел: далее — Профилактика рака шейки матки. Кулаков В. И., Паавонен Й., 2008].

    На здоровье! {amp}gt; Темы портала {amp}gt; Оздоровление {amp}gt; Заболевания {amp}gt; Дисплазия шейки матки – лечение, степени и симптомы
  • SIL – плоскоклеточное интраэпителиальное поражение, которое в свою очередь имеет две стадии (низкая и высокая степень);
  • плоскоклеточная карцинома.

Диагностика неоплазии шейки матки

Первый анализ – ПАП-тест позволяет установить наличие дисплазии как таковой. При осмотре врач берет мазок с поверхности шейки матки и отправляет его на исследование.

Далее, чтобы определить степень интраэпителиального поражения, рекомендуется сделать биопсию. Под контролем кольпоскопа с одного или двух участков шейки матки берется кусочек ткани. Отклонять такое предложение врача не стоит, так как изменения клеток могут происходить непосредственно в цервикальном канале.

При инструментальном осмотре не всегда удается увидеть начинающиеся изменения ткани – клетки для анализа придется извлекать из цервикального канала. Частица ткани берется с наиболее подозрительных рыхлых участков, по результатам биопсии можно определить глубину поражения тканей и степень изменения клеток.

Анализ на онкомаркеры делается при подозрении на рак. Суть метода – ввести реагент в кровь, при высокой концентрации онкомаркера анализ будет положительным. Данный метод используется после перенесенного лечения или операции по удалению злокачественной опухоли, он направлен на предотвращение рецидива.

Почему случаются ошибки в диагностике, когда цитология показывает наличие тяжелых патологических изменений, а биопсия не подтверждает рак? Дело в том, что при цитологическом исследовании врач специальной щеточкой захватывает более широкую влажную поверхность пораженных тканей, а при биопсии щипок делается в одном или двух местах. Поэтому следует использовать несколько видов анализов, чтобы составить точную картину заболевания.

Для диагностики и скрининга дисплазии шейки матки ежегодно проводится Пап-тест (мазок на онкоцитологию, мазок Папаниколау) даже при отсутствии симптомов.

— Низкая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения (LSIL) — Высокая степень плоскоклеточного интраэпителиального поражения (HSIL) — Начальная степень рака (злокачественное поражение) — Атипичные железистые клетки (AGUS)

— Кольпоскопия — Цервикальная биопсия — Тест ДНК ВПЧ — Конусная биопсия (конизация)

Причины дисплазии шейки матки

Точная причина дисплазии шейки матки не известна. Исследования показали сильную связь между дисплазией шейки матки и инфекцией вируса папилломы человека (ВПЧ). ВПЧ является распространенным вирусом, который передается через половой контакт. Есть много различных типов ВПЧ. Некоторые типы привести к развитию дисплазии шейки матки или раку. Дисплазия шейки матки чаще наблюдается у женщин в возрасте от 25 — 35 лет, но может развиться в любом возрасте.

— Начало ранней половой жизни; — Раннее рождение ребенка (до 16 лет); — Наличие нескольких сексуальных партнеров; — Наличие партнера, чей бывший партнер имел рак шейки матки — Прием препаратов, которые подавляют иммунную систему — Курение — Вирус папилломы человека (ВПЧ) — Остроконечные кондиломы — История одного или нескольких венерических заболеваний, таких как генитальный герпес или ВИЧ — Химиотерапия — Использование противозачаточных пилюль в течение более 5 лет — У женщин, чья мать применяла диэтилстильбестрол (DES), чтобы забеременеть или для поддержания беременности.

К дисплазии шейки матки может привести вирус папилломы человека (ВПЧ). Хотя существует свыше 100 типов ВПЧ, но выяснилось, что их подгруппы инфицируют клетки эпителия гениталий и репродуктивных путей женщин. ВПЧ это очень распространенная инфекция и передается половым путем. Считается, что свыше 75% женщин, ведущих половую жизнь, приобретают вирус в тот или иной момент.

По некоторым данным в США каждый год заражаются ВПЧ свыше 6 млн. человек, и примерно 50% из них в возрасте от 15 до 25 лет. Большинство инфекций поражает молодых женщин. Эти инфекции протекают бессимптомно, и исчезают произвольно без длительных последствий. Средняя продолжительность новой ВПЧ инфекции у молодых женщин составляет 8–13 месяцев. Однако есть риск заразиться другим типом ВПЧ.

Некоторые ВПЧ инфекции сохраняются в организме женщины с течением времени, и причина этого еще не полностью изучена. Есть несколько факторов, которые влияют на устойчивость инфекции.

    Зрелый возраст. Продолжительность инфекции и Заражение типом ВПЧ «высокого риска» (см. ниже).

Выявлено, что устойчивость ВПЧ инфекции обусловливает развитие генитальных бородавок и предраковых изменений в шейке матки (дисплазия), а также рака шейки матки. Даже несмотря на то, что ВПЧ инфекции предрасполагают к дисплазии шейки матки и раку, не у всех женщин с ВПЧ развиваются эти заболевания. Основными причинами дисплазии и рака шейки матки могут быть дополнительные, но еще не изученные факторы. Поскольку ВПЧ инфекции передаются главным образом при половом контакте, риск заражения возрастает с увеличением числа партнеров.

Среди всех ВПЧ, которые поражают половые пути, определенные типы обычно вызывают бородавки или легкую дисплазию (типы «низкого риска»; ВПЧ-6, ВПЧ-11), тогда как другие типы, известные как типы ВПЧ «высокого риска», более тесно связаны с тяжелой дисплазией и раком шейки матки (ВПЧ-16, ВПЧ-18). Курение и подавление иммунной системы, например с одновременно протекающей ВИЧ-инфекцией, способствуют повышению риска дисплазии и рака шейки матки, вызванного ВПЧ.

Также была обнаружена связь с типами ВПЧ, приводящими к раку шейки матки, и раком анального канала и полового члена у мужчин, а также с подгруппами рака области головы и шеи, как у мужчин, так и у женщин.

Выводы

Нерожавшим женщинам для лечения дисплазии шейки матки нужно выбирать более щадящие методы, чтобы сохранить репродуктивную функцию и снизить риск развития рака.

Дисплазия шейки матки — это патологические изменения в клетках на поверхности шейки матки или аномальный рост предраковых клеток на поверхности шейки матки, которые видны под микроскопом. Альтернативные названия: цервикальная интраэпителиальная неоплазия (CIN), предраковые изменения шейки матки.

Сами по себе эти изменения не являются раком. Это состояние классифицируется как низкая степень или высокая злокачественности, в зависимости от степени роста аномальных клеток. Низкая степень дисплазии шейки матки прогрессирует очень медленно и часто нормализуется сама по себе. Тем не менее, она может привести к раку шейки матки без надлежащего лечения. Без лечения 30 — 50% случаев тяжелой дисплазии шейки прогрессирует в инвазивный рак. Риск заболевания раком ниже, в случае умеренного роста.

Дисплазия шейки матки напрямую связана с вирусом папилломы человека (ВПЧ), передающимся половым путем вирус.

Признаки и симптомы дисплазии шейки матки

Как правило, дисплазия шейки матки не проявляет каких-либо признаков и симптомов. Поэтому для ранней диагностики и лечения необходимо регулярно обследоваться.

Скрининг дисплазии шейки матки

Дисплазия и рак шейки матки обычно развиваются в течение одного года, поэтому необходимо регулярно проводить скрининг для установления ранних предраковых изменений и пройти лечение для предупреждения рака шейки матки. Традиционно предпочтительным методом обследования является тест Папаниколау (ПАП-мазок).

Для ПАП-мазка врач при помощи специальной щетки извлекает часть клеток поверхности шейки матки во время обследования тазовой области, при этом он использует влагалищное зеркало. Затем клетки наносят на предметное стекло, касаясь всеми поверхностями щеки предметного стекла, и исследуют под микроскопом на наличие признаков дисплазии или рака.

Существуют более новые способы анализа образцов клеток шейки матки, основанные на жидкости. Они считаются эффективными приборами для установления дисплазии. Образцы для этого теста берут также как и для обычного ПАП-мазка, и помещают в сосуд с жидкостью. Затем клетки делят на слайды для исследования, также как и в случае с ПАП-мазком.

Женщины, у которых первоначальные результаты анализов оказались неточными или патологическими, проходят другие диагностические тесты:

    Кольпоскопия это гинекологическая процедура, при которой освещают и увеличивают женские наружные половые органы, стенки влагалища, и шейку матки для установления и изучения патологии этих структур. Кольпоскоп это микроскоп, похожий на бинокль, который оснащен рядом увеличивающих линз. У него также есть светофильтр, который позволяет терапевту определить малейшую патологию кровеносных сосудов в шейке матки. С помощью кольпоскопа исследуют стенки влагалища и шейки матки через вход во влагалище. Эта процедура безопасная и без особых осложнений, но после ее проведения могут оставаться лишь мелкие выделения крови из влагалища. Для Биопсии берут образцы ткани на исследование под микроскопом, если были обнаружены подозрительные участки во время кольпоскопии. Тест ВПЧ проводят для определения наличия инфекции ВПЧ «высокого риска», и он рекомендован для некоторых женщин. Это может быть особенно необходимо, если результаты обычных анализов сомнительны, например, результатом может быть предположение атипичных клеток плоского эпителия неопределенного значения (см. ниже). В связи с общим числом женщин с ВПЧ инфекцией и с тем, что инфекция может быть временной и непродолжительной, регулярное обследование всех женщин на ВПЧ не является обязательным и не проводится в обычном порядке в США.

Дисплазия шейки матки часто не имеет симптомов, и, как правило, обнаруживается в ходе исследования мазка на онкоцитологию (мазок Папаниколау).

— Остроконечные кондиломы — Аномальное менструальное кровотечение — Незначительные кровянистые выделения после полового акта — Влагалищные выделения между менструациями — Боль в пояснице

Эти симптомы так же могут быть вызваны другими заболеваниями, поэтому очень важно обратиться к врачу для постановки точного диагноза.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
LadyLess.ru - Медпортал
Adblock detector